Наши услуги



Отзывы


Хочу сказать «спасибо» руководству и менеджерам бюро переводов «Лондон-Москва» - вы очень помогли нашей компании и мне лично. Переговоры с представителями головного офиса прошли хорошо, в том числе благодаря уровню перевода, который обеспечил ваш немецкий переводчик. Спасибо вам, спасибо Михаилу за его работу!
Клиент – московский филиал крупной юридической компании (Германия)

Все отзывы Все отзывы


Новости


Архив новостей Архив новостей


О переводе и переводчиках

Вымирающие языки


Сегодня около 40% языков мира находятся на грани исчезновения. И составленный языковедами список языков, наиболее подверженных этому риску, неуклонно пополняется.

Одним из таких языков является язык народности нивхов, обитающих в устье Амура и на севере Сахалина. Генетические связи нивхского языка с другими языками до сих пор в точности не установлены, что позволяет считать его изолированным языком. Помимо этого он обладает и рядом других интересных особенностей. Например, система счета в нем не так проста, как привычное нам «один, два, три». Нивхи считают по-разному, в зависимости от того, что является предметом счета: лыжи, лодки или связки сушеной рыбы. Всего таких классов числительных насчитывается 26. Так что нет ничего удивительного в том, что 90% нивхов предпочитают говорить на русском. Однако это привело к тому, что нивхский попал в список вымирающих языков.

И он в этом списке не один. Лингвисты считают, что к концу столетия мир лишится половины существующих сейчас языков. На 80 основных языках, таких как английский, русский и мандаринская разновидность китайского, говорит около 80% мирового населения, в то время как 3500 языков малых народов используют лишь 0,2%.

– Языки исчезают бешеными темпами, – поясняет автор книги «Когда умирают языки» д-р Д. Харрисон. – В лингвистике этот процесс происходит гораздо быстрее, чем в растительном и животном мире. Вымирающими считаются более 40% языков, в то время как у растений этот показатель составляет 8%, а у млекопитающих – 18%.

Но если вымирание тигров или орлов вызывает у людей сочувствие и жалость, то смерть языка, как правило, проходит незамеченной, несмотря на то, что это происходит гораздо чаще – каждые две недели в мире умирает по одному языку. Главные причины этого – миграционные и глобализационные процессы. Нужда заставляет людей покидать родные деревни и переезжать в города; местные языки оказываются под угрозой со стороны лингва франка деловой среды.

Исчезновение языка означает утрату знаний о культуре народа, на нем говорящего. Столь часто приводимые примеры эскимосов, имеющих множество названий снега, или африканцев, дающих рису множеством различных определений, уже довольно приелись. Но знаете ли вы, что в языке торатан, носителей которого, населяющих индонезийский остров Сулавеси, на планете осталось не более 200 человек, есть слово, означающее «проснуться и заметить перемену в чем-либо»? Открываете глаза и обнаруживаете, что упали ночью с постели? Matuwuhou! Пасете с тувинцами-тоджинцами оленей в Сибири и хотите обратить внимание на особенно красивого пятилетнего кастрированного самца, подходящего для упряжки? Словечко «чари» подойдет как нельзя лучше.

Но еще печальнее утраты отдельных слов и культурного разнообразия потеря вместе с языками огромных пластов человеческого знания.

– Мы живем в информационный век, когда информация и знания ценятся выше всего, но в то же время выбрасываем за борт людской опят, накопленный тысячелетиями, – рассказывает д-р Харрисон. – Большая часть наших сведений о вымирающих видах закодирована в языках, никогда не знавших письменности. Так что, спасая языки, мы помогаем спасать отдельные виды и целые экосистемы.

Возьмем в качестве примера бабочку Astraptes fulgerator, обитающую в Центральной Америке. Долгое время считалось, что это единственный вид данного биологического рода, но никто не знал того, что знает индейский народ цельталей, живущий в Мексике. У этого племени была четкая система различения личинок, в зависимости от того, какие зерновые культуры они поедали. В конце концов, западная наука поравнялась с индейцами, и биологи подтвердили существование не менее 10 видов этой бабочки.

Боливийские знахари калавайя пошли еще дальше. В течение последних 500 лет они кодировали свои знания о тысячах лечебных растений в тайном языке, передававшемся в семьях знахарей из поколения в поколение. Это по сути языковое патентование.

– Язык калавайя является ярчайшим примером того, как можно хранить знания в «запатентованном» по форме и по содержанию виде для обеспечения экономического благополучия народа, его изобретшего, а также для защиты от хищных щупалец фармацевтических корпораций, стремящихся этими знаниями поживиться, – считает д-р Харрисон.

Так что же можно сделать для сохранения этих языков и знаний, которые они в себе несут?

Восьмидесятилетняя австралийка Дорис Эдгар – одна из трех оставшихся в живых носителей языка явуру. Несмотря на свой почтенный возраст, г-жа Эдгар посещает школы городка Брум на западе Австралии, рассказывая жадно слушающим ее ученикам о названиях и свойствах местных растений на своем родном языке.
Директор Института живых языков д-р Г. Андерсон полагает, что на то, чтобы достаточно полно задокументировать язык, потребуется около 200 000 долларов и 3-4 лет. «К нам приходят отдельные люди и целые группы, желающие спасти свой язык. Чего нам не хватает, так это денег», – говорит он.



Разместить заказ




Бюро переводов «Лондон-Москва» — многопрофильное агентство, которое осуществляет свою деятельность на основе долгосрочного сотрудничества с частными и корпоративными клиентами.  корректный и терминологически выверенный перевод текстов самой различной тематики, синхронный перевод.
+7 (495) 120 75 77
Бюро переводов «Лондон-Москва»
Бюро переводов «Лондон-Москва»