Наши услуги



Отзывы


Четкая работа курьеров, четкие сроки нотариального заверения и апостилирования. У нас еще документов нет на руках, только сканы – а переводчики уже начинают работу. Если что-то ответственное, мы к вам!
Клиент – российская компания, сфера B2B услуг

Все отзывы Все отзывы


Новости


Архив новостей Архив новостей


О переводе и переводчиках

Юмор для переводчика? Не смешно.


Многие профессионалы, не понаслышке знакомые с переводом разговорной речи и художественной литературы, считают, что адекватно перевести шутку с чужого языка – задача непосильная. Их оппоненты возражают, что перевод юмора возможен, если отказаться от идеи абсолютной точности, а вместо этого попытаться найти аналог, который вызвал бы реакцию, сходную с той, что предполагалась в оригинале. При таком подходе, по крайней мере, передача собственно смысла шутки вполне осуществима. Хотя задачу это представляет поистине творческую.

Тем не менее, почти неизбежные осложнения возникают, как правило, в связи с двумя каверзными тонкостями: культурными отсылками и игрой слов, основанными на реальных явлениях и актуальных событиях. Юмор с национальным колоритом, часто ставит переводчика перед дилеммой: то ли не давать комментариев вовсе, оставив тем самым читателей в недоумении; то ли перегрузить текст пояснительными сносками. По этому поводу есть меткая фраза: «Хуже нету, чем пускаться в объяснения шуток».

Каламбуры особенно коварны с точки зрения «трудностей перевода». Сложно себе представить, сколько пришлось Л. Лунгиной корпеть над романом Бориса Виана «Пена дней», который впервые был переведен на русский язык почти через сорок лет после его публикации. Можно сказать, переводчику пришлось придумывать совершенно новый язык. То же самое можно сказать о книге Энтони Берджесса «Заводной апельсин», представляющей собой настоящий вызов переводчику!

И все же отдельно взятые шутки не являются сущностью комедии. Труднее воссоздать неуловимый юмористический тон Диккенса или Твена. Для того чтобы читатель смеялся от души, необходимо заслужить его доверие, создав убедительный образ персонажа и соответствующую атмосферу литературного пространства-времени.

Намеренное искажение в переводе также может придать тексту своего рода комичность. Игра с целью заставить звучать один язык как другой, была способом время препровождения, еще начиная с эпохи Возрождения. Поэты придумывали строчки, имевшие смысл как на итальянском языке, так и, например, на иврите. Бурное веселье по поводу совпадения звучания высказываний на разных языках продолжается и в наше время. Взять хоть модное нынче обыгрывание неправильно расслышанных текстов: на YouTube, в частности, можно найти отрывок из поэтического манускрипта «Кармина Бурана», где широко известное восклицание «О, Фортуна!» трансформировалось в несколько менее торжественное «Gopher Tuna!» (букв. «гофрированный тунец»).

Не секрет, что в реальном мире переводчики имеют определенного рода влияние даже, можно сказать, политического свойства. Вскоре после того, как президент США Джимми Картер покинул свой пост, он был озадачен, когда в Японии его, в общем, рядовой анекдот, рассказанный во время публичной речи, был встречена взрывом хохота. Когда он стал выяснять почему шутка вызвала такую бурную реакцию, его японский переводчик признался, что сообщил аудитории, мол: «Президент Картер рассказал забавную историю, всем смеяться».

«Мы говорим о трудностях интеллектуального труда, но в какой-то момент нужно стать художником, и просто работать с тем, что имеется под рукою», - сказал Роджер Седарат, поэт, переводчик и профессор английского языка в Куинс Колледже Кембриджского университета. В частности, он переводил Хафиза, персидского поэтаXIVвека, и современного иранского поэта Надера Надерпура. Ему также было доверено ведение прошлогоднего съезда по вопросам лучшего понимания персидского стиха.

Когда речь заходит о серьезной прозе, выясняется, что лучшие переводчики – одни из самых восторженных читателей. И это отнюдь не совпадение. «Я чувствую, что когда переводчик смеется, юмор будет донесен до читателя в лучшем виде», - уверяет греческий переводчик Мирсини Гана. Он же как-то высказался в смысле того, что одной из самых больших трудностей при переводе юмора являются неудержимые приступы хохота, которые никак не дают сосредоточиться.

Таким образом, сколь бы переводчик ни был находчив, арсенал приемов, способных вызвать смех в «предлагаемых условиях», не беспределен. В противном случае можно зайти настолько далеко, что авторы зарыдают кровавыми слезами от зависти к тем, кто отнимает у них лавры единого Творца текста за их подписью. Ведь «обидеть художника может каждый». Разве нет?



Разместить заказ




Бюро переводов «Лондон-Москва» — многопрофильное агентство, которое осуществляет свою деятельность на основе долгосрочного сотрудничества с частными и корпоративными клиентами.  корректный и терминологически выверенный перевод текстов самой различной тематики, синхронный перевод.
+7 (495) 120 75 77
Бюро переводов «Лондон-Москва»
Бюро переводов «Лондон-Москва»